Ф.В. Кувшинов. «Шахматы и Хармс: к истории взаимоотношений»

В середине 30-х гг. (В.Н. Сажин, в редактируемом им ПСЧ, проставляет 1935—1936) Даниил Хармс в V тексте мини-цикла «Однажды я пришел в Госиздат...» пишет: «Когда два человека играют в шахматы, мне всегда кажется, что один другого околпачивает» (Хармс II: 298). В этом высказывании видна определенного рода раздраженность, но не раздраженность недавним проигрышем (-ами), а самой игрой.

Шахматы в семье Ювачевых занимали не последнее место. Эту заслугу, очевидно, нужно отнести к И.П. Ювачеву, отцу Хармса. Иван Павлович был большим поклонником Л.Н. Толстого, состоял с ним в переписке и несколько раз навещал его в Ясной Поляне. Известно, что сам Толстой к шахматам относился очень серьезно и играл регулярно, записывая партии. Возможно, именно как последователь учения Толстого, Ювачев-старший пришел к шахматам. Нет никаких сведений о силе Ювачева-старшего как шахматиста. Однако в дневнике Д. Хармс записывает:

Папа любит очень выигрывать в шахматы.
Я попрошу его сыграть со мной и проиграю.
Он будет очень рад.

      (Хармс V: 223)

Из этой записи становится очевидным, что отец Хармса в шахматы играл регулярно, и также регулярно его противником был Даниил Иванович. Но в семье в шахматы играли не только отец с сыном. Как становится видным из приведенной ниже сетки игранных дома партий, сохраненной в записной книжке Хармса, в число его соперников входила и его сестра Елизавета (Хармс V: 159)

Как видно, Хармс за месяц сыграл с сестрой 4 партии, одну из которых проиграл, и один раз с Сергеем Цимбалом, у которого выиграл. Не ясно, почему первые две партии четко обозначены (гамбит королевской пешки), а другие три нет: может быть, познания Хармса в области дебютов были не очень широки? Однако насколько серьезными были намерения Хармса заняться шахматами видно из его библиографического списка книг, посвященных этой теме:

Библиография по шахматной игре. Б.Н.К.
И. Бергер. — Шахматная игра.
Н. Греков и В. Ненароков. — Руководство к изучению Шахматной игры.
Капабланка. — Основы Шахматной игры.
Ласкер. — Здравый смысл в Шахмот. Игре.
Лёвенфиш. — первая книга шахматиста1.
Шифферс. — Самоучитель Шах. Игры.

      (Хармс V: 89)

Почти все книги являются руководствами для начинающих игроков, ведь если бы Хармс был достаточно осведомленным любителем, вряд ли бы он стал обращать внимание на самоучитель. Но о серьезности намерений Хармса свидетельствует расписание занятий шахматами. В записной книжке от 1926 г. читаем:

Вторн. с 12—2 ч. Шахматы. <...>
Среда с 12—2 Шахматы. <...> с 8—9 шахматы.

      (Хармс V: 84)

Довольно упорно!

Несмотря на сильное (по крайней мере, в молодости) увлечение шахматной игрой, самих реалий игры у Хармса не найти. Исключением является один (!) случай, связанный с упоминанием громкого имени — А.А. Алехина, который в зачеркнутом черновом варианте «Лапы» выступает одним из персонажей, беседующим с Ангелом Копустой (Сажин 2000: 502).

Очевидно, интерес Хармса к шахматам, столь явный в конце 20-х гг., скоро угас. Если в указанное время на страницах записных книжек писателя довольно часто встречаются шахматные задачи, окончания партий, то к концу 30-х подобных записей намного меньше. Потому ли, что Хармс не реализовал себя как шахматист? Или, быть может, увлечение было навеяно модой или чьим-то влиянием? Недаром Н.М. Олейников в разговоре с Я.С. Друскиным обронил весьма примечательную фразу: «Он (Д.И. Хармс. — Ф.К.) — соглашатель, это в нем основное. Если он говорит, что Бах плох, а Моцарт хорош, это значит всего-навсего, что кто-то так говорит или мог бы говорить и он с ним соглашается...» (Липавский 2000: 225). Однако в «Разговорах» Липавского тема шахматной доски затронута непосредственно, только характер внимания к ней несколько необычен (для шахмат, но не для чинарей): «В собрание священных предметов должна войти и шахматная доска. Потому что она представляет собой замкнутый мир, вариантный нашему миру. Так же в ней есть время, но свое — пространство, предметы, сопротивление, — все свое. Там механика, точная и не худшая, чем наша, которую изучаем на земле и на небе. И с этим особым миром можно проделать решающий опыт: дематериализовать его.

Начать с того, что видимые фигуры заменить тем, что они на самом деле есть, силовыми линиями на доске. Затем разрезать шахматную доску на поля, составить колоду, разыграть шахматную партию в карты. Затем заменить эту колоду подобранной по соответствующей системе таблицей знаков; превратить ее в одну формулу, в которой при изменении одного знака претерпевают изменения все. Обозначить конечный вид этой формулы, то, что зовется в партии матом, и вывести законы преобразования формулы из начального вида в конечный.

Так один из миров превратится в саморазвивающийся рассказ неизвестно о чем» (Липавский 2000: 247). Нетрудно заметить, что здесь больше разговор не о самих шахматах, а об извечных чинарских понятиях: время, пространство, связь, причинность, замкнутость. Теперь становится понятным, какую роль выполняли шахматы для Хармса (как, наверное, и для других чинарей). Помимо самого игрового аспекта шахматы были для него неким инструментом, с помощью которого можно моделировать мир. Весьма показательно продолжение чернового варианта приведенного в начале статьи текста: «Все таки я фигура удивительная, хотя и не люблю часто говорить об этом» (Хармс II: 393, комментарий). «Фигура» ассоциативно связана с шахматами, и Хармс в окончательном варианте текста избавляется от этой ассоциации. Очевидно, инструмент оказался не столь подходящим, каким он видился в середине 20-х гг. Именно об этом свидетельствует запись Хармса об «Обязанностях мужа». 6-ой пункт — «Играть в шахматы» — заменен иным занятием — «Заводить часы».

Вместе с тем, нельзя отрицать и истинное, пусть и кратковременное, увлечение Хармса шахматной игрой. К тому же, по объективным причинам, до нас дошли не все записные книжки Хармса, и многое, к великому сожалению, утеряно навсегда.

Приложение

Здесь мы приводим задачи и окончания, обнаруженные в записных книжках Д.И. Хармса. Чтобы нагляднее представить «эволюцию» шахматного рвения Хармса, мы проставляем дату записей.

I. Белые: Крh2, Лf2, Лh5, Kc2
Черные: Крf6, Фb3, Cc3, Cf3, Kf5
Ничья
(6 ноября 1926)

      (Хармс V: 92)

II. Белые: g6, Kph7, Лg8
Черные: Kpg5, Ad6
Белые выигрывают
(1926—1927?)

      (Хармс V: 137)

III. Белые: Крa4, Фf6, Лс8, Ле1, Са5, Се6, Кf3, e5, g2
Черные: Kpd3, Фf1, Лс1, Се4, Kf7, e7, f2, g3
Мат в 3 хода.
Решение:
1. Ле1 — е3 +...
2. Фf6 — f4 + ...
a. Ca5 — d2X
b. Фf4 под коня шах и Х.
(26 июня 1927)

      (Хармс V: 161)

IV. Белые: Крg1, Лe2, Ла1, а3, b2, c2, d4, f2, g3, h2
Черные: Kpg8, Лf8, Ле6, Kd5, a4, b5, e4, g7, h7
Ход черных.
(начало декабря 1927)

      (Хармс V: 185)

V. Белые: Крf1, Фb3, Kc1, b4, c2, f3
Черные: Кра1, Фа4
Мат в 3 хода

Белые: Крh1, Фg1, Лh4, Cg8, Kc7, Kd7, e2
Черные: Kpf5, Ла6, Лb8, Ca3, Kb2, f3, g6, h5
Мат в 2 хода
(июнь 1928)

      (Хармс V: 226)

VI. Белые: Крс3, Фf4, Ла1, Лh2, Cb5, a4, f2, g4, h3
Черные: Кра8, Фс5, Лh8, Kb4, Cc2, a5, b7, h7, h6, c4
Ход белых
(июнь 1933)

      (Хармс V: 472)

VII. Белые: Крb3, Фh7, Cd2, Ce8, Kc6, b4, c5, e6
Черные: Крd5, Лf5, d3, e5, f6
Мат в 2 хода.
Решение:
1. Се8 — g6 Kpd5 — e4
(если 1. ... Крd5: c6, то 2. Фh7 — d7X)
2. Фh7 — h1X
(август 1933)

      (Хармс VI: 36)

VIII. Белые: Кра7, Фh2, Лс2, Сс1, Сс6, Кf3, Kd4, a2
Черные: Крd3, Фh4, Cd1, Kb1, b2, e3, f4, g5
Мат в 2 хода

Белые: Кра2, Сс6, Кh3
Черные: Крс3, с2
Белые делают ничью

      (Хармс VI: 45)

Задача С. Ллойда
Белые: Крh7, Ф?2 е2, Лf5, Лh3, Ce5
Черные: Крh5, (Ф? e2), Лg5, Cg4, h4
Мат в 2 хода
(сентябрь 1933)

      (Хармс VI: 46)

IX. Белые: Крg1, Фd3, Ла1, Ле2, Се1, Сg2, Kf1, a2, b3, d4, e3, f3, h2
Черные: Крg8, Фg5, Ла8, Лf7, Сd6, Kf6, ...(?)
(январь 1934)

      (Хармс VI: 87)

Литература

Хармс II — Хармс Д.И. Полное собрание сочинений. — СПб., 2000. — Т. II

Хармс V — Хармс Д.И. Записные книжки. Дневник: В 2 кн. Кн.1. — СПб., 2002

Хармс VI — Хармс Д.И. Записные книжки. Дневник: В 2 кн. Кн.2. — СПб., 2002

Сажин 2000 — Сажин В.Н. Комментарии//Хармс Д.И. Полное собрание сочинений: В 3 Т. — СПб., 2000. — Т. 1

Липавский 2000 — Липавский Л.С. Разговоры // «...Сборище друзей, оставленных судьбую». А. Введенский, Л. Липавский, Я. Друскин, Д. Хармс, Н. Олейников: «чинари» в текстах, документах и исследованиях: В 2 т. — М., 2000. — Т. 1.

Длуголенский, Зак 1988 — Длуголенский Я.Н., Зак В.Г. Люди и шахматы: Страницы шахматной истории Петербурга — Петрограда — Ленинграда. — Л., 1988.

Примечания

1. «<...> один из лучших советских учебников для начинающих» (Длуголенский, Зак 1988: 172).

2. Очевидно, Хармс записал эту задачу с чьих-то слов по памяти или просто по памяти, т.к. и у черных, и у белых ферзь находится на е2.

 
 
 
Яндекс.Метрика О проекте Об авторах Контакты Правовая информация Ресурсы
© 2017 Даниил Хармс.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.